Пластический хирург Ольга Ованесова

Подтяжка лица и шеи: косметология не всегда полезна
Ольга Ованесова подтяжка лица

Человеку не избежать факторов, способствующих естественному процессу старения лица. К ним относятся генетическая предрасположенность, которая сочетается с такими элементами, как гравитация, солнечное воздействие и личные привычки. Всё это определяет, насколько изящно или нет мы будем стареть. Чтобы обратить вспять метки времени, проводится пластическая операция по подтяжке лица. Можно ли для начала воспользоваться услугами косметолога или стоит сразу посетить хирурга? Насколько эффективны малоинвазивные методики? На эти вопросы, а также о возможных осложнениях при омоложении лица, нам ответила известный в Москве пластический хирург Ованесова Ольга Александровна.

Корр.: Помните ли свою первую подтяжку лица? Первого пациента, которого вы омолодили?

Ольга Ованесова: Помню эту пациентку. Я ей честно сказала, что омоложение буду делать впервые. До этого я провела ей очень сложную абдоминопластику, всё прошло хорошо и она захотела сделать подтяжку лица с блефаропластикой и лифтингом шеи. До этого я делала отдельные коррекции по омоложению, но полную подтяжку лица вместе с пластикой век и шеи, липомоделированием, я не делала. Когда я её предупредила, что для меня это впервые, даже нет результатов этого комплекса, которые я могу ей показать, она сказала, что ей результат понятен на примере того, как я ей сделала живот и что она во мне уверена. В общем, не я её, а она меня настроила на операцию. Действительно, всё очень хорошо прошло, хотя подтяжка была сложная. Имелась выраженная жировая клетчатка и плотная кожа, но до этого я участвовала в подобного рода операциях, их прошли сотни в разных вариациях, поэтому я знала, как работать с такими тканями. У нас получился очень хороший результат. Пациентка после этого ещё обращалась ко мне на пластику уже другой области.

Нужно быть осторожнее с нерассасывающимися нитями. Может быть, они дадут результат, но максимум на 2-3 года

Корр.: Нередко для борьбы с начальными или слабо выраженными признаками старения хирурги советуют пациентам сначала воспользоваться услугами косметолога. Какие косметологические процедуры будут эффективными и при этом не создадут проблем в будущем, когда придет время хирургической подтяжки? Какие методики лучше избегать?

Ольга Ованесова: Я в своей практике использую косметологические методики. Например, заломы на лице, морщинки в области губ я корректирую при помощи препарата гиалуроновой кислоты, морщинки в области глаз — препаратами ботулотоксина. Эти процедуры и просто подпитывание кожи лица при помощи биоревитализации и мезотерапии приветствую. Главное — не переборщить. Если ввести слишком большое количество гиалуроновой кислоты, можно получить одутловатое лицо. То, что в малой дозе — польза, в большой — может стать ядом.

Лично я предпочитаю препараты гиалуроновой кислоты высокой плотности: длительный результат, не дают сильной отёчности. Впоследствии наполненный объем заменяется соединительной тканью и даже после полного выведения гиалуроновой кислоты объем, например, губ или носогубных складок «частично восполняется» соединительной тканью. Не могу назвать препараты, которые категорически не рекомендую, поскольку это будет антирекламой. Просто советую обращаться к грамотному и опытному косметологу.

Ольга Ованесова подтяжка лица

Нити также часто используются в практике косметолога. Нужно знать, что результат будет в основном до тех пор, пока есть отечность, пока организм дает реакцию на нить как на чужеродный агент. Как итог, рассасывающиеся нити не дают большого эффекта. Их можно использовать для придания эластичности кожи на очень молодом лице, но не на шее. При этом они не подтягивают кожу.

Нужно быть осторожнее с нерассасывающимися нитями. Может быть, они дадут результат, но максимум на 2-3 года. В дальнейшем они осложняют любое хирургическое вмешательство в данной зоне, так как провоцируют рубцевание тканей — они становятся ригидны, непослушны, как при вторичной подтяжки лица.

Я против аппаратных методик, «сжигающих» кожу. Их действие основано попросту на денатурации белка, к протеину кожи, который переходит из жидкого состояния в твердое — становится как варёное яйцо. Несколько процедур дают хороший эффект, а потом кожа лица становится очень плотной и повисает единым слоем, птозирует. В последующем подтяжка лица пройдёт достаточно сложно: ткани кровят, отслойка происходит очень медленно, что увеличивает время нахождения пациента в наркозе, и кожа менее эластична — невозможно убрать столько избытков, сколько хотелось бы. Когда кажется, что водят безопасной тёплой палочкой по лицу, это может привести к необратимым последствиям. С одного, двух, трех раз ничего не будет, но нельзя делать это регулярно в течение нескольких лет, иначе будут осложнения.

Корр.: Существует большое разнообразие подтяжек лица. Понятно, что у малоинвазивных методик разрезы будут меньше, но мне интересно, всегда ли они при этом имеют одинаковое расположение? Одни и те же участки лица становятся местом доступа?

Ольга Ованесова: Каждый пациент может сам протестировать своё лицо. Правильный вектор натяжения кожи при подтяжке лица ровно перпендикулярен носогубной складке. В ходе гравитационного птоза все ткани смещаются к середине и вниз, и точно так же ровно, в противоположном направлении кнаружи -то есть к ушам от носогубной складки, будто поставив ровный перпендикуляр, чуть-чуть легко поднимаем ткани. Так можем сделать в верхней, средней, нижней зоне лица, в области шеи — вот где этот перпендикуляр упирается в ближайшую область волосистой части головы или затылочной/височной зоне, или в ближайшую анатомическую складку, которая будет скрывать разрез, там шов и будет скрываться после той методики подтяжки, которая показана именно вам.

Правильный вектор натяжения кожи при подтяжке лица ровно перпендикулярен носогубной складке

Замечу, что малоинвазивные подтяжки какой-то отдельно взятой области лица обычно не дают гармоничного результата; показания у них очень ограниченные. Лицо взрослеет равномерно, начинается это с нижней зоны, но тут же переходит на среднюю, либо наоборот. В любом случае должен быть проведен омолаживающий комплекс, чтобы получить плавный переход из одной зоны в другую и естественный результат. Не так важно, насколько омолодится лицо, насколько важно, чтобы оно омолодилось естественно, чтобы был результат операции, но никто не мог понять, что она сделана.

Если волнует опущение верхней зоны лица, доступ будет в височной части волосистой области. Если это средняя, нижняя зона лица — за козелком в предушной области. Если шея — то в заушной и затылочной области.

Корр.: Вы проводите такую операцию, как спейслифтинг. Если почитать в Интернете, то ее якобы может выполнять хирург, который учился либо у самого автора методики — Брайана Мендельсона, или же у его учеников. А у кого учились вы?

Ольга Ованесова: Начну с того, что в Интернете пишут, что это новейшая разработка, что могут её выполнять единицы. На самом деле это пиар-ход. Данная операция — одна из старейших методик, как и SMAS-лифтинг. Не бывает такого, что используется одна-единственная методика, ведь все лица разные и всегда происходит комбинация техник. Если бы все учились только у Мендельсона, то он, наверное, только бы учил и совсем не оперировал.

Спейслифтинг — в некотором роде рекламный ход. В последнее время всё меньше про него пишут, этой методикой обладает достаточное количество хирургов. Другой вопрос, что, может, не все могут комбинировать его грамотно со SMAS-лифтингом и другими методиками в различных зонах. Как к самостоятельной операции, к спейслифтингу очень ограниченные показания как по возрасту, так и по выраженности признаков увядания.

Обучение, как и все, я получала на конференциях, участвуя в сотнях операций на лице с различными пластическими хирургами. Кто-то из зарубежных коллег учился и у самого Мендельсона.

омоложение лица Ольга Ованесова

У данной пациентки выполнена пластика верхних век, пластика лица и шеи с липомоделированием овала лица и шейно-подбородочной области. 

Ещё раз скажу, не настолько эта методика хороша для всех, чтобы так категорично о ней заявлять. Я считаю, что нет ни одного хирурга, который применял хоть какую-то методику в оригинале. Пластический хирург — это думающий человек, он не может действовать по шаблону. Такой специалист всегда действует творчески, исходя из пожеланий пациента. Для получения результата он комбинирует все свои навыки, полученные у одного, у десятков различных хирургов, из сотен источников, сотен конференций и мастер-классов. По крайней мере, так делаю я.

Корр.: На своей странице в соцсети вы часто рассказываете о липомоделировании шейно-подбородочной зоны. Это больше омолаживающая или бьютифицирующая операция?

Ольга Ованесова: Липомоделирование шеи и подбородочной области можно рассматривать в двух вариантах. Как отдельная методика она применяется в таком виде у достаточно молодых пациентов с упругой эластичной кожей, у которых только начали опускаться жировые структуры лица с области скул и щек в брыли и подбородок. Здесь это больше бьютифицирующая операция — мы получаем чуть острее шейно-подбородочный угол, почетче овал лица. Сильно явных изменений не будет, но плюс в том, что мы обходимся одним проколом в шейно-подбородочной области и эта операция одного дня — сегодня сделал, завтра ушёл. Один минус — приходится в течение недели носить давящую повязку вокруг головы.

У кого выраженные изменения, возраст за 45-50 лет, липомоделирование применяется только в совокупности с подтяжкой лица и шеи, поскольку уже есть избытки кожи. Если мы просто сделаем липомоделирование, то этих избытков станет больше. Поэтому нам нужно пристально работать в этой зоне — убрать избытки кожи и жира, частично их перераспределять и уводить всё в анатомически скрытые области, чтобы получить треугольник молодости, подтянутый шейно-подбородочный угол и избавиться в некоторых случаях от жировых колец на шее. Здесь мы рассматриваем эту операцию как омолаживающую.

Не стоит путать липомоделирование шейно-подбородочного угла с обычной липосакцией подбородка, так как мы работаем не только с подподбородочной зоной, но полностью с овалом лица. Убираем брыли, разглаживаем жировые неровности в области шеи, благодаря чему во всех областях отслойки образуется рубцовый каркас, который крепче, чем любые нити, дает длительное омоложение. Как отдельная процедура, при эластичной упругой коже может применяться у ряда пациентов даже до 50 лет. Но, как бьютификация, в основном он себя хорошо проявляет до 40 лет.

липомоделирование подбородка Ольга Ованесова

Данной пациентке было выполнено липомоделирование шейно-подбородочного угла.

Корр.: Все хирурги предпочитают говорить только о преимуществе подтяжки лица, а вот про возможные осложнения рассказывать не любят. Какие есть риски у пациента, решившегося на фейслифтинг? С чем они могут быть связаны? Были ли в вашей практики такие случаи и как вы их решали?

Ольга Ованесова: Самые страшные осложнения — это повреждение ствола лицевого нерва, когда после операции появляется сильная асимметрия, обездвиживание, провисание одной части лица. Здесь требуется реконструктивная операция с восстановлением нервных стволов. При настоящих методиках подтяжки лица и большом опыте хирургов такие осложнения встречаются очень редко, но имеют место быть.

Одним из рисков я считаю «перетянутые» лица, поскольку вторичное вмешательство не поможет исправить последствия. При этом перетянутость может быть ещё в неверном направлении. Если вектор подтяжки задан неправильно, то даже если лицо не перетянуто, оно всё равно получается неестественным: растянуты в стороны углы рта, имеется эффект круглого глаза или повисшие брови, когда направлены не перпендикулярно носогубным складкам, а в стороны, неестественно поднятые скулы. Выходит, что в каждой зоне могут быть свои даже не осложнения, а нежелательные последствия операции. После коррекции пациент не сможет понять, что происходит. Он будет просто ощущать, что у него не своё лицо.

Если ты сделал сотню операций, тебе надо сделать тысячу, если ты сделал тысячу, тебе нужно сделать и увидеть операций хотя бы миллион, потому что нет двух одинаковых людей

Когда такие пациенты приходят, где-то сделав подешевле или же ради низкой цены уехавшие из Москвы делать операции, они признаются, что «вроде бы я стала выглядеть моложе, но меня не настолько волновали возрастные изменения, как вот сейчас получилось просто не мое лицо». Поэтому очень важно сохранить естественность лица. Исправить вектор натяжения возможно, но это повторное вмешательство, оно может не дать такого результата, как первичная пластика, когда все внутренние структуры сохранены и находятся в изначальном своем положении.

Достаточно часто обращаются и с вытянутой мочкой уха. Это «ухо сатира» может быть при лицах тяжёлой кожи и при отслойке кожи без прикрепления SMAS-слоя. В своей работе я сталкивалась с длительным прорастанием нервов, когда максимум до полугода после операции имеется «ползание мурашек», когда прорастают новые веточки нервных волокон в области отслойки. Так как я работаю с внутренними слоями, чтобы получить длительный результат, получается отёк, который передавливает мелкие нервные окончания, и частично они пережимаются рубцовыми тканями. Это происходит при любой подтяжке лица, кто-то более чувствителен, кто-то менее. Когда вырастают новые веточки и вот эти мурашки продолжаются больше полугода, мы назначаем физиотерапевтические процедуры для ускорения заживления.

У ряда пациентов долго восстанавливается лимфоотток. Но их я сразу предостерегаю, уже предвидя это по состоянию кожи, по индивидуальным особенностям. Отек тоже может «гулять» — то исчезать, то появляться в течение даже года после операции.

После подтяжки лица могут выпадать волосы. Это временное явление, мы назначаем витаминотерапию и мезотерапию. Иногда может быть предрасположенность к образованию гипертрофических рубцов, но очень редко в зоне лица — тоже проводится мезотерапия в области рубца, которую я, кстати, провожу в любом случае для улучшения эстетического вида рубцов. Просто здесь больше подходов, я чаще провожу сеансы мезотерапии. Как правило, человек знает об этой свой особенности и готов к длительной реабилитации.

омоложение лица Ольга Ованесова

Комплексное омоложение пациентки: пластика верхних век с заведением наружного угла глаза кверху. Подтяжка лица с липосакцией области щек и частичным перераспределением избыточной жировой клетчатки. Также выполнена подтяжка шеи с липомоделированием шейно-подбородочного угла.

Корр.: Считаете ли вы, что вам нужно продолжать развиваться в направлении фейслифтинга? Посещаете какие-нибудь конгрессы или мастер-классы? Действительно ли на таких мероприятиях можно научиться чему-то новому?

Ольга Ованесова: Никогда нельзя останавливаться, даже когда тебе кажется, что больше, наверное, ничего нового ты в этой сфере познать не можешь. Как только посетит тебя это ощущение, вот здесь прекращение твоего роста. Можно посетить несколько мастер-классов, конференций и увидеть какой-то один маломальский важный нюанс, и он тебе очень поможет. Сделать подтяжку, омолодить шею, область глаз — примерно всё одинаково в том плане, что убираются избытки кожи, перемещаются жировые отложения. Но суть в том, что очень много типажей лица, очень много особенностей у каждого человека и, чтобы комбинировать правильно методики, нужно их нарабатывать и нарабатывать.

Если ты сделал сотню операций, тебе надо сделать тысячу, если ты сделал тысячу, тебе нужно сделать и увидеть операций хотя бы миллион, потому что нет двух одинаковых людей. Если тебе вдруг подобное лицо попадается, когда оно второе, третье, пятое, тебе легче с этим работать, ведь тут идет не только подтяжка. Методики омоложения дополняются и поднятием кончика носа, и операцией булхорн с поднятием верхней губы и работой с малярными мешками, с удалением жировых комочков Биша.

Чтобы получить нужный результат в конкретном случае, эти нюансы ты можешь только увидеть где-то, только опытным путем получить. Конечно, я посещаю не просто «какие-нибудь» конгрессы, я знаю, какие действительно стоящие, где хирурги делятся своими секретами, не «жадничают».

Но даже если я ничего нового из докладов спикеров не узнала, всё равно это лишний опыт — мы общаемся с коллегами, задаём друг другу вопросы. Если я чего-то нового не узнаю, значит, я кому-то помогу, отвечу на интересующие вопросы. Это поможет в дальнейшем получить хорошие результаты тому хирургу, поможет другим людям получить красивую внешность.

Выберите удобный для Вас формат консультации с Ольгой Ованесовой и запишитесь по телефону +7 (495) 222-111-3

Анна Аверина