Пластический хирург Ирина Хрусталева

Неопытные врачи выставляют простейшие операции в качестве инновационного достижения
Пластический хирург Ирина Хрусталева

Популярные пластические операции часто известны даже тем, кто не планирует обращаться к хирургу. Названия процедур становятся известны благодаря мощной рекламе в СМИ и Интернете. Иногда на сайтах клиник можно встретить и вовсе неожиданные услуги. О сомнительных операциях в сфере эстетической медицины мы поговорили с доктором медицинских наук, пластическим хирургом Хрусталевой Ириной Эдуардовной. Сегодня эксперт, помимо руководства собственной клиникой, занимает должность заведующей кафедрой пластической хирургии факультета последипломного образования СПбГМУ им. И. П. Павлова.

Корр.: Существуют ли сегодня в отечественной отрасли какие-то негативные тенденции, которых хотелось бы избежать?

Ирина Хрусталева: Да, к сожалению, наравне с тенденцией повышения общего профессионального уровня российских пластических хирургов, есть и другие, менее приятные моменты. Они присутствуют и на зарубежных рынках и, в принципе, характерны для любой коммерческой отрасли, но всё же грустно осознавать их наличие в медицине.

Так, например, специалисты, не обладающие высокой квалификацией, нередко стараются выдать какие-то старые, давно известные операции за прогрессивные методики, рассказывая о впечатляющих результатах, хотя такового на самом деле нет. Примером такого поведения могу назвать распространившиеся недавно «козелковые подтяжки». Врачи, не умеющие проводить современные сложные операции вроде СМАС-лифтинга, пытаются продвигать «козелковые подтяжки» в массы, выставляя эту простейшую методику в качестве инновационного достижения человечества. Привлекают пациентов маленькими разрезами, но почему-то не спешат рассказать о соответствующем небольшом эффекте от операции. Причем, я вам скажу, эти операции делала еще одна из пионеров пластической хирургии, француженка Сюзанна Ноель. Ну и насколько это передовая методика?

Искусственно вызванный ажиотаж вокруг удаления комков Биша нельзя назвать позитивным

Еще на современном рынке процветают маркетинговые технологии, когда давно известной операции дают новое броское название, чтобы привлечь пациентов, чтобы как-то отделить себя от других пластических хирургов. Допустим, в Москве какое-то время часто слышала о «голливудском лифтинге». Но как ы его не превозносили, это классическая и не очень эффективная методика коррекции, так что нужно быть внимательным, чтобы не заплатить лишнее только лишь за другое название.

Корр.: А какова ваша позиция по бишектомии — операции по удалению комков Биша? Очень много хирургов отрицательно относятся к такому виду коррекции.

Ирина Хрусталева: Я тоже не очень поддерживаю эту тенденцию. Дело в том, что бишектомия действительно довольно простая операция и может проводиться под местным обезболиванием. Но этот искусственно вызванный ажиотаж вокруг данной операции нельзя назвать позитивным, потому что так называемые «специалисты», не всегда имеющие даже медицинское образование, стали делать эту операцию чуть ли не в салонах красоты. А популярна операция стала не из-за её чудесных свойств, а благодаря всеохватывающей рекламе в социальных сетях.

К тому же, удаление комков Биша нельзя назвать совсем уж безвредным. Да, операция позволяет уменьшить щеки и подчеркнуть скулы, но ведь щеки начинают западать, из-за чего во время приема пищи пациент оказывает травмирующее воздействие на слизистую. Более того, если такое происходит, то «хирурги» предлагают пациентам сделать так называемое омоложение слизистой щеки. Я бы сама до такого никогда не догадалась — ко мне обратилась девушка, которая прошла через эти 2 операции. В итоге у нее образовались внушительные рубцы, которые приносили ей физический и психологический дискомфорт.

Пластический хирург Ирина Хрусталева на мастер-классе

Так что пациентам надо быть начеку и уделить много времени и внимания изучению профиля вашего пластического хирурга. Как долго он оперирует, отзывы пациентов, изучить репутацию клиники, где планируете оперироваться, посетите несколько врачей. Лучше хорошо подготовиться и всё проверить перед операцией, нежели потом бороться с осложнениями.

Корр.: Я всегда считала, что если хирург по объективным причинам может отказать пациенту в проведении операции или выборе какой-то одной методики, то это говорит о его профессионализме. Ведь если врач всегда слепо следует желаниям пациента, разве это не показатель, что его основной задачей является обогащение?

Ирина Хрусталева: Да, добросовестный хирург не будет рекомендовать пациенту делать какую-то сложную или дорогую операцию, когда на то нет необходимости. Однако в последнее время мне начинает казаться, что профессионалов в нашей сфере становится меньше. Иногда ко мне обращаются молодые женщины, которым еще нет 30, но им уже провели SMAS-лифтинг (глубокую подтяжку лица), который рекомендуется только возрастным пациентам. Это очень печально.

Пластический хирург должен посоветовать подходящий вариант коррекции, который даст лучший результат

Женщины молодые, у них не было птоза как такового, вполне можно было посоветовать им обратиться к косметологу, но нет, пластический хирург решает подзаработать и делает множество операций. Пациентки демонстрируют мне большой перечень выполненных им хирургических вмешательств, которыми они в итоге не довольны. Это и понятно, потому что рекомендация была неверная. Женщины хотят вернуть то, что было, но ведь это не всегда реально, в большинстве случаев можно подкорректировать то, что есть сейчас, а вот в изначальную точку уже не вернуться.

К сожалению, я встречаю таких пациентов всё чаще. Это печально, что им проводятся объемные сложные операции без наличия показаний. Что интересно, по мнению таких специалистов, эти операции являются профилактикой старения. Но они неправы. Профилактика представляет собой совершенно другое, а не преждевременную операцию. И не всегда причина в жадных врачах, но и в элементарной неопытности. Бывает, что даже на профильных конференциях хирурги показывают результаты своих операций, а ты понимаешь, что такой эффект был достижим и при использовании более щадящей методики.

В эстетической хирургии пациент , конечно, выбирает то, что ему нравится и что соответствует его финансовым возможностям. Но никто не отменял ответственность врача. Пластический хирург должен посоветовать подходящий вариант коррекции, который даст лучший результат. А эта тема вновь возвращает нас к вопросу об уровне квалификации доктора. Если пластический хирург не обладает достаточным опытом и знаниями, то будет предлагать какие-нибудь устаревшие или вовсе несуществующие операции, лишь бы заманить клиента. И хотя такие специалисты всё еще встречаются, в последние годы их всё меньше.

Екатерина Третьяченко