Блефаропластика и липофилинг лица у Владлены Хмары

Теперь я выгляжу не просто помолодевшей, но и отдохнувшей
Владлена Хмара

Еще 10 лет назад я думала, что никогда в жизни не лягу на операционный стол. В юности все недостатки на лице казались милыми изюминками: детская припухлость глаз, кокетливая родинка, тоненькие губки. Но вот в одно прекрасное утро ты подходишь к зеркалу и замечаешь, как опустились уголки рта и грыжи под глазами, как начала плыть линия подбородка… Для меня 39 год жизни — возраст «отсечки». Ты еще вроде по-прежнему свежа, хороша собой, но зеркало уже показывает, что молодость постепенно уходит.

Почему мне была необходима пластика?

Врачи сказали, что мои мешки под глазами — особенность строения глаза

У меня с детства была заложена коварная мина во внешности — грыжи под глазами. Мама водила меня к нефрологам, чтобы те объяснили ей, почему у дочки мешки под глазами. Врачи все в один голос утверждали, что я здорова, а мешки под глазами — особенность строения глаз. Пришлось смириться с этим и жить дальше.

Пациентка Владлены Хмары

На этом фото мне еще нет 39 лет, но уже тогда вертелась мысль о необходимости проведения блефаропластики. С этими мешками под глазами я выглядела так, словно постоянно была уставшая или болела пиелонефритом. Думаю, окружающие могли подумать, что я и спиртным увлекаюсь. И ведь как обидно, если ты при этом здоров и трезвенник?! Да еще сторонник ЗОЖ! Поэтому я решила, что к 40 годам распрощаюсь с этим недостатком!

Как проходила моя операция?

Самым сложным было решиться на операцию и выбрать пластического хирурга. Меня пугала мысль о вторжении скальпеля в область глаз. Но, как я уже давно убедилась, если ты посылаешь правильный импульс во Вселенную, она сама потом дает лучшее решение. Мне посчастливилось встретить удивительного врача из «АРТ-Клиник» — Владлену Хмару.

Доктор сказала, что во время операции слезный канал и тройничный нерв не будут задеты

Владлена Валерьевна развеяла все мои страхи с первых минут беседы. Она рассказала, что во время операции слезный канал и тройничный нерв не будут задеты, поскольку это анатомически невозможно, это очень далеко. После ее слов я успокоилась, и мы назначили дату операции на июнь.

За день до операции я запаслась сельдереем и петрушкой, потому что знала, что это помогает остановить развитие отека.

На следующий день в 12.00 я приехала на метро в «АРТ-Клиник». Мне сделали успокоительный укол, и я села ждать врача. Когда Владлена Валерьевна пришла в палату, чтобы нанести фломастером линии для разрезов, она предложила мне сделать еще и липофилинг — взять из бедра немного жира и подколоть его в носогубку, скулы и провалы под глазами. На все это я дала свое согласие.

Пациентка Владлены Хмары

Потом я отправилась в операционную. Была абсолютно спокойна, дожидалась местной анестезии. Мне объяснили, что общий наркоз в блефаропластике — лишняя трата денег и  стресс для здоровья. Современные технологии позволяют проводить эту операцию и под местным обезболиванием.

Общий наркоз в блефаропластике — лишняя трата денег и стресс для здоровья

Сначала мне сделали верхние веки. Это было самое простое, поэтому врач с ними очень быстро справилась. Использовали аппарат «Сургитрон». Глаза закрыли специальной накладочкой, чтобы я ничего не чувствовала.

В промежутке между верхней и нижней блефаропластикой мне откачали несколько миллилитров жира с внутренней поверхности бедра. Это тоже проводилось под местной анестезией.

Потом доктор приступила к нижним векам. Здесь ей пришлось проделать скрупулезную работу. Нельзя просто так вытащить жировые подушки. Их сперва нужно было немного переразложить, чтобы заполнить те пустоты, которые сформировались вследствие опускания тканей лица под действием гравитации. Это так называемая «минус ткань», когда под глазами «синяки». Грыжи залегают в трех камерах под глазом. Из каждой такой камеры необходимо было достать жир через разрез в конъюнктиве. У меня в левом глазу из одной камеры никак не хотела выходить жиринка, но все обошлось.

Сначала мне сделали верхние веки, потом — нижние, а в промежутке между ними — забор жира

Считаю самым неприятным момент в операции подкалывание жира. Было такое ощущение, как у стоматолога, когда тебе делают какую-то сложную манипуляцию. В целом не было болевых ощущений, просто немного некомфортно.

Операция длилась около 2 часов. После нее мне дали на лицо мешок со льдом и отправили в палату. Через 40 минут я сняла лед и пошла фотографироваться. Затем уехала домой на такси. Вечером съела полкило сельдерея и неcколько пучков петрушки, а также положила петрушку под глаза. Спала полусидя на высоких подушках.

Как проходило мое восстановление?

Пациентка Владлены Хмары

На следующее утро я взглянула на себя в зеркало. Ожидала увидеть нечто ужасное, но ничего катастрофического не было. Сельдерей — великий продукт! Я спокойно съездила по своим делам в темных очках, а потом отправилась в клинику на перевязку. Увидев меня, девочки на ресепшне ахнули: «У Вас почти нет синяков!» Сказали, что их отсутствие на следующий день после операции — большая редкость.  После перевязки мне сказали прийти через несколько дней.  Я пришла, мне сняли швы, были немного желтоватые тени.

Пришла в норму за очень короткий срок. Никто из знакомых не понял, что была операция. Все только отмечали, что у меня наконец-то появился отдохнувший вид.

Думаю, что на ближайшие 10 лет мне этого результата хватит. Ну а если возникнет желание еще что-то радикально улучшить — знаю теперь, к кому идти!

Анастасия